+1Люди

1 подписчик

«Прием пищи без сладкого — как секс без оргазма»: почему люди попадают в зависимость от еды

«Прием пищи без сладкого — как секс без оргазма»: почему люди попадают в зависимость от еды

Родители говорили: «Доешь ложечку, силы в тарелке не оставляй!»

Маша рассказывает, что ее зависимость от еды возникла несмотря на то, что в семье не было проблем ни с деньгами, ни с едой, ни с вниманием.

— Иногда я вспоминаю странные моменты, когда родители говорили: «Доешь ложечку, силы в тарелке не оставляй!» Но они не настаивали и не впихивали в меня обед, так что все было хорошо.

Уже подростком Маша стала постоянно думать о еде. «Что поесть?», «Что я буду есть вечером?», «А что я куплю на десерт?» — теперь эти вопросы сопровождают ее каждый день.

— Я могу пообедать, пойти в университет на пару и снова пуститься в размышления о еде и о том, что я еще сегодня съем. Я стараюсь плотно поесть перед прогулками с друзьями, чтобы не возникало никаких мыслей, но в итоге, даже если я вовлечена в разговор, я думаю: «Съесть бы сейчас что-то вкусненькое». Это портит мне жизнь.

Из всех других продуктов Маша выделяет сладости. У нее с ними особенные отношения.

— Если я не ем сладкое после еды, для меня это как секс без оргазма. Я чувствую неудовлетворенность, незавершенность. Мне становится некомфортно.

Из счастливых воспоминаний: ах, какую вкусную я съела пиццу

Уже много лет еда — один из главных источников счастья для Маши.

Она уверена, что это мешает ей развиваться.

— Я воспринимаю еду как поощрение. Если я недовольна своим кругом общения, я прихожу домой, съедаю что-нибудь вкусное и думаю: «Ну, не так уж все и плохо».

Когда Маша заедает свои переживания, ей начинает казаться, что их не существует. Однако проблемы никуда не уходят и дают о себе знать позже.

— Вместо того чтобы прислушаться к мыслям, работать над собой — искать друзей, работу, — я объедаюсь. Меня это беспокоит, потому что я хочу чувствовать счастье от самореализации, общения, интересных проектов. А не так, что в воспоминаниях только: «Ах, какую вкусную пиццу я съела».

При этом Маша заедает не только грусть.

 

Еда — допинг для нее и в других состояниях — скуки, усталости и даже радости.

— Мне грустно — я ем, мне радостно — я тоже ем. Если в первом случае я хочу поднять себе настроение, то в моменты счастья я бегу за вкусностями, чтобы усилить положительные эмоции.

Маша пока не может перейти на осознанное питание. Однако она старается прислушиваться к организму и есть, только когда испытывает голод, чтобы ослабить влияние еды на ее жизнь.

Мне становилось грустно и плохо без ризотто

В подростковом возрасте Лиза заработала себе РПП. Родители баловали ее: покупали вкусную еду, водили в рестораны. Но все изменилось, когда Лиза набрала лишние килограммы.

— Мама намекнула мне, что я довольно сильно поправилась. Я стала заниматься спортом, сменила рацион: вместо фастфуда и пасты — салатики. Я похудела и поняла, что мое тело может быть более красивым, легким. Но я чувствовала, что не могу отказаться от еды. Мне нужны были не помидорки, а сэндвичи и картошечка.

Так девушка попала в ловушку РПП. Она худела, но постоянно хотела есть.

 

Держала диету, а потом срывалась и переживала приступы заедания.

— В моменты срывов я заказывала в кафе «Цезарь» с майонезом, солянку, горячее и, конечно же, десерт. В итоге прибавляла больше, чем скинула, и злилась на себя.

Через несколько лет Лиза проработала проблему ненависти к своему телу и лишним килограммам. Однако девушка признается, что все еще зависима от еды.

— Мне становится грустно и плохо, если я не получаю ризотто с пармезаном. У меня портится настроение, и я могу даже поссориться с близкими людьми. При этом тягу к домашней еде я совершенно не испытываю — это касается лишь ресторанных блюд.

«Приготовить курицу и гречку — все равно что ничего не съесть»

Когда Лиза съехала от родителей, ей пришлось самой рассчитывать бюджет. На рестораны денег уже не хватало, но девушку это совершенно не останавливало.

— Я могу потратить последнюю тысячу рублей на кафе. Казалось бы, лучше купить что-то в магазине, ведь выйдет дешевле. Но для меня приготовить курицу и гречку — все равно что ничего не съесть. Мне нужно сесть за столик и заказать что-нибудь вкусное: авокадо-тосты, круассаны с лососем. Даже если это мне не по карману. Высшая степень неадекватности, не так ли?

Если у Лизы кончаются деньги и она не может пойти в кафе, это делает ее несчастной. Она успокаивает себя мыслями: «Ну, ничего страшного. Скоро я буду зарабатывать столько, чтобы ходить в рестораны три раза в день». При этом она понимает, что главная проблема кроется не в отсутствии денег, а в зависимости, от которой она пока не может избавиться.

— Еще я очень люблю заедать ссоры с близкими людьми или личные переживания. Если что-то не клеится, я иду в ресторан, а после еды думаю: «Вот это жизнь!»

Лиза понимает, что лишь временно приглушает эмоции путем заедания, а ее отношения с ресторанами сложно назвать здоровыми. Однако пока что девушка не находит в себе силы решить эту проблему.

Без психолога не обойтись: мнение специалиста

Мы привыкли, что проблемы с едой — это всегда РПП. Экстремальное похудение, повторяющиеся приступы переедания, вызывание рвоты, утрата аппетита, употребление в пищу несъедобных продуктов, навязчивое желание питаться, алкогольная диета — все это виды расстройства пищевого поведения.

Эмоциональное заедание и зависимость от эмоций, которые люди получают в результате приема пищи, не считаются признаками РПП. Если продукты удовлетворяют не только потребность организма в еде, но и влияют на настроение и ощущение от жизни, это не всегда плохо. Вкусная еда — источник удовольствия для многих людей.

Однако, когда человек чувствует себя некомфортно или грустно без допинга в виде вкусной еды, скорее всего, он подсел на «продуктовую иглу». Многие люди не осознают серьезность этой проблемы, но развитие зависимых отношений с едой может привести к развитию психического расстройства — например, РПП.

Ксения Никифорова, психолог

Эмоциональную зависимость от еды можно определить по нескольким признакам: стресс, раздражительность, нервное напряжение, неудовлетворенность, тревога, грусть, апатия. Организм хочет успокоиться, и мы тянемся к еде. Это и есть способ самосохранения.

Однако эту форму отношений с едой можно назвать зависимостью. Чаще всего люди с РПП не хотят или даже не могут выйти из токсичных отношений с едой, найти другие источники радости. После приема пищи чувствуют себя счастливыми, защищенными, потому что организм дает сигнал — он в безопасности. Однако это лишь временное ощущение, которое сменяется негативными эмоциями. Из этого круговорота не получится выйти самостоятельно — нужна помощь специалиста.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх